Зам владельца лагеря «Холдоми»: «Меня поразило время горения»

После пожара в палаточном лагере в Хабаровском крае, который унес жизни четырех детей, задержаны трое человек. Это владелец и генеральный директор горно-лыжного комплекса «Холдоми» и ООО «Экстрим сервис» Виталий Бурлаков, директор лагеря Максим Кузнецов, а также сотрудник МЧС Эдуард Новгородцев, который проводил проверку в лагере. Как считают в следствии, эти люди могут быть виновниками трагедии. Между тем, заместитель задержанного владельца Александр Шелопугин рассказал о своей версии случившегося.

Фото: МЧС.

— Вы были на объекте, когда случилась трагедия?

— Нет, я нахожусь в отпуске. Приехал, только когда увидел новости о пожаре.

— Чем вы занимаетесь?

— Строительством канатных дорог, горнолыжных склонов, в общем развитием комплекса. Я сам бывший мастер по альпинизму, и вообще я начинал строить этот комплекс.

— Когда появился лагерь? Он ровесник самого комплекса?

— Нет, конечно, он появился не в самого начала. Ставились палатки, когда проходил всероссийский форум «Амур» (он проходил в прошлом году, завод-производитель палаток поставил их организаторам именно для этого форума — «МК»). Всех не могли разместить в комплексе, поэтому мы закупили стационарные палатки. Туда были подведены электричество, водопровод, радиаторы от центрального отопления, рядом поставили блоки с душем и туалетом. Кого необходимо, расселили в корпусах, а остальных — в палатках. После того как форум закончился, детский лагерь пользовался спросом. Когда не могли принять всех в комплексе, стали размещать в палатках. Так было в прошлом и в этом году.

— Кто занимался документацией и всеми согласованиями?

— Кузнецов, он тоже считается замом Бурлакова, его доверенное лицо. Он отвечал у нас за лагерь и общественное питание.

— Местные власти в курсе были? Лагерь имел разрешение, он был согласован?

— Наш лагерь значился в краевом реестре, работал два года, на ТВ шли репортажи, как о самом лучшем лагере, соцсети забиты положительной информацией.

— Кто проверял объект?

— Моя компетенция — Ростехнадзор, в смысле объекты повышенной опасности, например, канатные дороги, и естественно с палатками я не работал. Но при мне приезжали пожарные — все это проверялось и принималось. У меня лично не было вопросов по этому лагерю.

— Расскажите подробнее о пожарной безопасности. На вашей памяти, когда сотрудники надзорных органов приезжали на объект?

— Комплекс весь проверяли, я сам видел. Это было в конце мая. Я видел все службы, которые проверяли систему пожарной сигнализации, видеонаблюдение. Но палатки тогда ещё не стояли.

— А когда их поставили?

— Палатки не успевали ставить и брали моих людей, которые работают на канатной дороге, чтобы поставить перед сменами. Поэтому я заходил туда, чтобы проверить своих работников, и видел, что приезжали пожарные.

— То есть проверяли уже непосредственно палаточный лагерь?

— Да.

— Когда это было? Были какие-то замечания?

— Это было в июне. Мне не высказывали претензии, я не ответственное лицо.

— Сейчас комплекс работает?

На два дня были все распущены. В четверг люди на работу выходят на работу. Мне от генерального никаких указаний не поступало прекращать деятельность.

— А вам не показалось, что палатки были слишком близко друг к другу?

— Думаю, что действительно достаточно близко… Время горения составило всего 7 минут, 20 палаток за это время сгорели. (По внутренней инструкции МЧС по использованию палаток «Памир 30» расстояние между ними в одном ряду должно быть 3 метра, между рядами 10 — «МК»).

— Расскажите подробнее о том, как монтировались палатки.

— Под них был сделан специальный настил деревянный, под настилом были проведены коммуникации, под каждой палаткой было сделано утепление из пеноплекса, чтобы полы были тёплыми.

— Это горючий материал?

— Думаю, что да, но сами палатки декларировались как негорючие. Внутри войлок был, который не должен гореть (Фирма-производитель утверждает, что сертификаты негорючести на палатки не выдаются в России в принципе, и даже самая огнеупорная ткань «держится» не более 30 секунд под воздействием пламени — «МК»).

— Тем не менее, для меня загадка, как это получилось. В прежние годы я сам жил в лагерях, мы о таких палатках только мечтали, жили в простом брезенте. Меня поразило время горения. Это капрон так горит, мне когда-то приходилось гореть в палатке. Второй слой войлок, они не должны были так быстро сгореть.

— Документация у палаток была? Закупали через посредников?

— Да, все необходимые бумаги были. Это «Памир-30», они были заказаны напрямую у производителя. Подделка исключена.

— Пеноплекс мог способствовать горению?

— На нём фанера была. Она конечно тоже горит, но не за 7 минут.

— Какова, по-вашему, причина возгорания?

— Я видел, как всё делали электрики, там все было сделано правильно. В рукавах вся проводка. Не просто, знаете, провод брошен, нет, там все по ГОСТам сделано. Был радиатор от центрального отопления — подавалась горячая вода для обогрева. Но, вероятно, там использовались дополнительные электрические приборы, например переносные обогреватели, что, конечно, является нарушением. Там нечему гореть из того, что было установлено. Нового в этом году ничего не монтировали, конструкцию не изменяли.

— Во время трагедии Бурлаков или Кузнецов были на месте?

— Бурлаков там не должен был быть, а вот Кузнецов — должен был. У него в корпусе номер люкс, он его как директор занимает. Он старший. По моей информации, Кузнецов был в это время в городе.

Источник

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)