Политика

«Путин точно квалифицировал инцидент с Навальным»: эксперт оценил профессионализм президента

Очередная большая пресс-конференция президента по-разному была воспринята внимавшей главе государства аудиторией. Что вполне естественно: каждый ждал от общения Владимира Путина с прессой своего — ответа на волнующие, тревожащие его вопросы. Мы поинтересовались у доктора политических наук, профессора МГУ Андрея Манойло, в какой мере оправдались его ожидания.

Фото: Наталия Губернаторова

— Андрей Викторович, каковы ваши самые яркие впечатления от пресс-конференции президента? Чем удивил и чем, может быть, разочаровал вас Путин?

— Ну, пресс-конференция была, безусловно, яркая. Очень. Она совершенно однозначно выделяется на фоне пресс-конференций прошлых лет. Во-первых, были очень нестандартные вопросы. Может быть, это был первый раз, когда их смелость ничем не ограничивалась. Лишь этикой и тактом журналистов. Некоторые вопросы — в частности, вопрос, который задал Розенберг, корреспондент Би-би-си — были с нарушением этики. Начал он вежливо, а закончил прямой провокацией.

И для меня, как международника и специалиста по информационным операциям, самым ярким впечатлением был как раз ответ на этот вопрос. Розенберг спрашивал, в том числе о применении химического оружия, о деле Скрипалей, о разных отравлениях. Он шел на пресс-конференцию, имея в голове совершенно конкретный линейный сценарий. Думал, что будет как всегда: он задаст провокационный вопрос, президент линейно ему ответит. И Розенберг будет выглядеть героем, попытавшимся задеть самого президента.

А получилось, что корреспондент Би-би-си сам оказался в роли «дичи», которую начали гонять. Путин стал аргументированно ему отвечать, терпеливо, как школяру, разъяснять очевидные вещи. А затем, когда задал Розенбергу встречный вопрос, у того, вот как говорят психологи, произошел разрыв шаблона. Он растерялся и потерялся. Это было видно даже под маской. Это был высший пилотаж! Такого футбола, как сказал бы Озеров, мы давно уже не видели.

— Это была импровизация или домашняя заготовка?

— Нет, это не была домашняя заготовка. Возможно, какие-то варианты ответов на подобные вопросы просчитывались. Но то, что вопрос будет задан именно в такой компоновке, предугадать не мог никто. Это, конечно, была импровизация. Но импровизация высококлассная. Настоящая информационная оперативная комбинация. Путин «разыграл» корреспондента Би-би-си как младенца. И поставил его на место. Так со всех сторон припер аргументами, что тот уже не знал, куда деваться. Это была профессиональная работа. Именно так надо бороться с фейками.

Если отойти вот от этого сюжета и перейти к программным вещам, то я считаю, там было несколько очень важных тем. Во-первых, тема образования. Президент сказал, что дистанционное образование никогда не заменит реального, оффлайнового, снял тем самым напряжение у огромной массы людей. Когда начался перевод на «дистанционку», очень многие преподаватели, учителя «зависли» в состоянии неопределенности: «дистанционка не нуждается в таком количестве людей. Теперь они могут свободно вздохнуть. Такой же вздох облегчения вырвался, думаю, и у всех граждан Российской Федерации, имеющих детей, которые ходят в школу, учатся в институтах или в университетах.

Важный элемент определенности президент внес, честно сказав, что пока не знает, пойдет ли на выборы в 2024 году. Тем самым он показал конкретную точку этого процесса: он думает об этом. Ничего не исключает, но к решению еще не пришел, продолжает выбирать. Очень важными также были ответы на вопросы, касавшиеся поддержки наиболее уязвимых категорий населения. А также заявление, что, судя по трендам, экономика в 2021 году пойдет в рост. Экономический кризис является сегодня едва ли не главной угрозой российской государственности.

Бывает, что организаторы подобных мероприятий стараются сгладить вопросы. Или стараются как-то оттереть тех, кто задает вопросы неудобные. Стараются их заранее премодерировать. Но здесь, такое ощущение, ничего подобного не было. Путин вышел и сказал: задавайте любые вопросы. И даже когда звучали крайне неудобные вопросы — вопрос корреспондента Би-би-си был не единственным таким — президент, будучи в очень хорошей форме, блестяще на них отвечал.

— Одним из «гвоздей» пресс-конференции стали ответы Путин на вопросы о серии расследований последнего времени. Прежде всего — об известной истории с Алексеем Навальный. Далеко не всех, как известно, эти ответы удовлетворили. Насколько адекватными и полными они показались вам?

— Абсолютно адекватные и полные. Путин дал очень точную квалификацию этому инциденту. Она полностью совпадает с моей оценкой. То же самое, практически слово в слово, я писал на протяжении этого года — начиная с того момента, когда западными разведками стала раскручиваться вот эта оперативная комбинация, связанная с якобы отравлением Навального.

Это именно информационная операция, — серия вбросов со стороны спецслужб. Bellingcat и Insider, выдающие себя за проекты сообщества журналистов-расследователей, — на самом деле структуры, которые действуют под крышей британской разведки. И ими пользуется также американская разведка.

Любое расследование может считаться таковым лишь в случае, если оно подтверждено фактами. Но тут нет никаких фактов. Только умозрительные заключения. На этих сайтах вывешивается то, что добывают — своими путями — западные разведки. Это, кстати, прием, характерный для деятельности разведок вообще.

Еще когда Bellingcat и Insider начали «работать» по делу Скрипалей, я сказал, что это канал легализации информации, полученной МИ-6. Ну и возможно — ЦРУ. Потому что дело Скрипалей — это совместная операция ЦРУ и британской разведки. Президент сказал, в общем-то, то же самое о «расследовании», связанном с Навальным, — что это легализация операции ЦРУ. Он, правда, не упомянул МИ-6, но и правильно сделал. Потому что это именно американская, а не британская операция. Хотя всю грязную работу сделали британцы.

Путину можно только аплодировать. Как президент он сделал правильные стратегические заключения, а как профессиональный разведчик — разложил по полочкам анатомию работы всех этих «расследователей». Причем сделал это высококлассно. Пусть кто-нибудь после этого скажет, что у нас нет специалистов, способных противостоять американским и британским информационным операциям!

Источник