Военный обозреватель

Российские «Охотники», турецкие «Байрактары» и путь военного творчества

«Чудо-оружие» – далеко не всегда панацея успеха

Газета «Голос Армении» сообщила о проведении в России очередных испытаний тяжелого ударного беспилотника «Охотник», который может быть использован как беспилотный перехватчик. 

«Учитывая, что в последние несколько месяцев в боевых действиях активно применялись турецкие ударные БПЛА Bayraktar-TB2, предполагается, что “Охотник” может быть испытан в качестве средства уничтожения именно таких дронов», – пишет издание.

Само появление «Охотника» «в небе над той или иной зоной боевых действий, где применяются ударные БПЛА, может стать решающим фактором к тому, чтобы эти БПЛА там применяться перестали… Здесь нужно учитывать и явное преимущество “Охотника” по высотности и скорости. В открытых источниках указано, что его практический потолок – около 18 тысяч метров (потолок “Байрактара” около 8 км), а скорость в высотных эшелонах – около 1 тыс. км/ч. Это априори обеспечивает способность выполнять боевые задачи по “разгону” или непосредственному уничтожению ударных БПЛА класса Bayraktar фактически при любых условиях», – надеется «Голос Армении».

На наш взгляд, такое оптимистический прогноз, пока выглядит довольно поверхностно. Добиться победы в военном конфликте примерно равных по силе армий, нейтрализовав тот или иной вид ударных сил, возможно лишь на короткий период времени.

БПЛА «Байрактар» – это ударный летательный аппарат, то есть бомбардировщик, в то время как БПЛА «Охотник» – это истребитель.

С помощью истребителей и при наличии целого комплекса других видов ВВТ (системы ПРО, РЛС, РЭБ, спутниковых группировок) можно добиться завоевания господства в воздухе, но невозможно нанести поражение противнику, если у вас нет ударных летательных аппаратов, то есть тех же бомбардировщиков.

Безусловно, ударить по врагу можно и ракетами, если они у вас есть, но в данном случае мы сознательно упрощаем «разбор полетов» для большей наглядности мысленного эксперимента.

Учтём также, что противник не спит и, прочитав статью в «Голосе Армении», бросится спешно создавать собственный флот дронов-истребителей. А скорее всего – уже создал.

В таком случае можно и нужно ожидать начала воздушных сражений истребительных дронов противоборствующих армий в воздухе над гипотетическими ТВД. Такие воздушные битвы имели место во Второй мировой войне. Наиболее известная из них, «Битва за Англию» – авиационное сражение, продолжавшееся с 10 июля по 30 октября 1940 года.

В ходе ожесточенных воздушных боев Королевские ВВС Великобритании отразили попытки германских люфтваффе достигнуть превосходства в воздухе, уничтожить британские самолёты, разрушить промышленность и инфраструктуру страны, деморализовать население и тем самым принудить Лондон к капитуляции или заключению мира. «Битва за Англию» стала первой военной кампанией, в которой участвовали исключительно ВВС и силы противовоздушной обороны.

Заметим, что в начале «Битвы за Англию» у британцев имелись проблемы, связанные с тем, что тактика истребительной авиации Соединенного Королевства отрабатывалась исходя из предположения, что воевать придётся лишь с бомбардировщиками противника, а не с истребителями прикрытия.

На протяжении всей истории человечества победа в войне против равного противника достигается, как правило, не за счет того или иного вундер-ваффе, а за счет грамотного взаимодействия сбалансированных вооруженных сил – армии, авиации и флота. Теперь же к ним добавились ещё и космические,  кибернетические и информационные войска, о примерах разрушительного воздействия которых на инфраструктуру противника мы писали ранее.

Если откатиться вглубь военной истории человечества, то можно заметить, что блестящие победы Александра Македонского были достигнуты вовсе не с помощью только лишь тогдашнего вундер-ваффе – македонской фаланги, а прежде всего умелым манёвром тяжелой и легкой конницы, тяжёлыми и лёгкими пехотинцами, эту фалангу прикрывавшими и поддерживавшими.

Средневековые битвы при Креси и Пуатье были выиграны англичанами вовсе не за счет их вундер-ваффе – мощных английских луков, а талантливой стратегией и тактикой их командующего – «Черного принца».

Известно, что мастером тактики и стратегии был Наполеон, в эпоху которого французы считались первоклассными воинами, легко бившими тех же немцев (что после франко-прусской войны 1870 г. сложно себе представить). Однако его военный гений, своего рода французское вундер-ваффе, во многом утратил свою чудодейственную силу, когда в результате беспрерывных победоносных сражений французская армия утратила конный парк и на поле боя армия Наполеона не могла осуществлять, помимо прочего, эффективное преследование разбитого противника, который  успевал отступить и собраться с новыми силами.   

Впрочем, в мировой военной истории были случаи, когда внезапно появившееся чудо-оружие позволяло добиться решающего перевеса в войне и заставить противника капитулировать.

Так, армия первой в мире мировой империи, Ассирии, разгромила все государства Древнего Востока, используя железное оружие.

Решающий перевес стран Антанты над немцами в Первой мировой был достигнут, в немалой степени, благодаря массовому появлению на поле боя танков, изобретенных англичанами.

Война – это путь не только обмана, как учит Сунь Цзы, но в первую очередь – путь военного творчества, и патентованного рецепта победы никто ещё не придумал, да и не придумает.

Есть, правда, один категорический императив для стран и народов, нацеленных на грядущие сражения и победы. Это наличие своего собственного независимого военно-промышленного комплекса.

Если говорить о странах Южного Кавказа и Передней Азии (Армении, Азербайджане и Турции), то такой оборонной промышленности нет ни у одной из них. Поэтому в любых военных противостояниях успех или неуспех этих региональных акторов определяется наличием или отсутствием мощных союзников, способных предоставить им необходимые в каждом конкретном случае боевого противостояния системы вооружений и военной техники.

В ходе войны в Нагорном Карабахе победили те, которые такими союзниками обзавелись, а проиграла та сторона, которая, в силу собственного геополитического скудоумия либо прямой ангажированности, «поставила не на ту лошадь», или же просто осталась в «эсхатологическом одиночестве». В ходе недавнего стамбульского международного симпозиума под названием «Баланс сил на Южном Кавказе и Карабахский вопрос» председатель турецкого парламента Мустафа Шентоп заявил о «невероятной эффективности» предоставляемых Турцией военных возможностей, из чего, по его мнению, следует «потенциальный пересмотр всей концепции ведения войн в мире». Не менее важным для России представляется и высказанное соратником Эрдогана мнение о том, что в современном мире «конфликты не разрешаются, а лишь замораживаются, формируя при этом новые точки противостояния». И вот уже Турция и Азербайджан объявили о предстоящих в первой половине февраля в масштабных совместных «зимних» учениях явно наступательного свойства в приграничной с Арменией провинции Карс.

При этом ситуация довольно быстро меняется. Ранее мы уже писали о прекращении поставок необходимых для сборки «Байрактаров» комплектующих (в первую очередь двигателей) некоторыми западными компаниями, и этот процесс, если верить армянским СМИ, похоже, продолжается. Можно предположить, что, несмотря на серьёзные усилия по развитию национального ВПК, в обозримой перспективе турки не смогут разработать, испытать и пустить в серию не только авиационные, но и танковые двигатели.

И это – реальный шанс для геополитических конкурентов рвущейся если не к мировому, то к евразийскому господству «Блистательной Порты XXI века», довольно многочисленных и влиятельных, что вселяет сомнения в перспективы дальнейших стабильных военных побед турок, которые, как выразился бы Александр Суворов, слишком «широко шагают».

Владимир Прохватилов, старший научный сотрудник Академии военных наук

Источник