Военный обозреватель

Взрывная работа: как несут службу современные российские саперы

21 января свой профессиональный праздник отмечают представители одной из самых уважаемых в армии профессий — военные инженеры. В этот день в 1701 году Петр I издал указ о создании в Москве «Школы пушкарского приказа», где готовили офицеров артиллерии и инженерных войск. За более чем трехсотлетнюю историю российские саперы всегда были образцом мужества, самообладания и способности решительно и хладнокровно действовать в самых опасных ситуациях. Накануне Дня инженерных войск «Известия» побывали в их самом знаменитом соединении — 1-й гвардейской инженерно-саперной бригаде.

Главное — не нервничать

Профессия военного инженера считается одной из самых опасных среди армейских специальностей. Саперы рискуют не только во время боевых действий. Во время когда происходили недавние взрывы складов в Ачинске и Рязани, военные инженеры участвовали в ликвидации последствий ЧП. Они обследовали территорию и обезвреживали опасные находки.

1-я гвардейская Брестско-Берлинская инженерно-саперная бригада, расположенная в Муроме, — единственное в своем роде соединение в Вооруженных силах. Она подчиняется непосредственно начальнику Инженерных войск и задействуется в самых важных случаях. Именно сюда поступает на вооружение новейшая техника, а на службу по контракту отбираются лучшие в своем деле военнослужащие.

Фото:ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Гвардии сержант Юрий Мурашов служит на должности старшего разведчика-радиоминера в роте специального минирования. После школы поступил в вуз — муромский филиал Владимирского государственного университета на инженерную специальность. Проучившись два года, решил взять академический отпуск, чтобы пойти в армию.

Хотел служить со своим призывом, — объяснил сержант. — На мой взгляд, если идти в армию после института, можно забыть, чему учили. Изначально планировал после срочной восстановиться в вузе, но служба затянула. Призвали во внутренние войска. Сразу понял, что воинский распорядок — это для меня. Через четыре месяца подписал контракт. Служил в Москве, во Владимире, выполнял задачи на Северном Кавказе.

За шесть лет службы во внутренних войсках Юрий освоил несколько специальностей — стрелок, командир отделения. Но больше всего времени был кинологом.

— Специально попросился в кинологическую службу, потому что боялся собак, хотел преодолеть свой страх, — вспоминает Юрий. — Получилось. До сих пор помню первого пса — Терика. Он мне достался уже старенький, его хотели списывать, очень умная была собака.

В 2018 году Юрий Мурашов решил перейти на службу в Министерство обороны.

В 1-й гвардейской Брестско-Берлинской инженерно-саперной бригаде служили друзья, отзывы о ней были только самые положительные. Это знаменитое в войсках соединение. Кроме того, недалеко от дома, я могу ездить помогать родителям, — рассказал военнослужащий. — Не жалею о выборе места службы. В августе у меня заканчивается контракт, думаю, буду еще лет на 10 его продлевать, намерен служить до пенсии.

Службу в бригаде начинал простым сапером. Как профессиональному кинологу предлагали работать с собаками, но Юрий отказался — тяжело расставаться с питомцами, когда приходит срок их «списывать». Затем освоил новые дисциплины и получил должность в роте специального минирования.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

— Мне одинаково интересны все предметы, — говорит он. — Всегда хочется разобраться в механизмах. Особенно это касается самодельных взрывных устройств — «голь на выдумки хитра», как говорится, и в отличие от штатных мин, они все разные, и к каждой нужен индивидуальный подход для разминирования. Сапер должен хорошо соображать, уметь проявлять нестандартный подход, а главное — не волноваться в стрессовых ситуациях. Потому что если ты нервничаешь, это увеличивает шанс ошибки.

Рота будущего

Мощный флот России в Арктике впечатлил хорватских экспертов

Одно из самых молодых и перспективных подразделений бригады — рота робототехники. Гвардии сержант Иван Соколов служит на должности командира отделения взвода разминирования. Родился и вырос в Муроме. После школы отслужил срочную на космодроме. Вернувшись, работал на «гражданке», но через несколько лет снова потянуло в армию.

— Я служу в родном городе, у меня семья здесь. Привлекает стабильность, социальная защищенность и интересные задачи по службе. Выбрал эту часть, потому что она гвардейская, прославленная, — рассказал сержант. — Сначала у нас были пожарные роботы «Уран-14». Недавно поступили роботы разминирования «Уран-6». Управлять ими несложно — всё так же, как на игровых приставках. Вообще, интересные ощущения — раньше мы видели боевых роботов в компьютерных играх, а сейчас вот они, перед нами.

В конце прошлого года подразделение Ивана Соколова было командировано в Нагорный Карабах. На вверенном им участке саперы обезвредили десятки смертоносных находок.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Робот действительно спасает человеческие жизни. Он раскручивает трал, который, наталкиваясь на взрывное устройство, или подрывает его, или приводит в негодность, — объяснил Иван. — Я нахожусь на расстоянии около километра от него и управляю с помощью камер. При разминировании у нас не пострадал ни один человек. Про качество работы машины могу уверенно сказать — по проделанной колее шириной полтора метра можно спокойно ходить, ничего не опасаясь. Стопроцентная надежность.

Иван Соколов решил надолго связать свою жизнь с армией. Мечтает об офицерской карьере. Параллельно со службой получает образование в Муромском университете, летом планирует защищать диплом. После получения высшего образования сержант сможет претендовать на офицерские погоны.

«Зачистят» здание с террористами

В последнее время в инженерных войсках создают подразделения, которые военные между собой называют «саперным спецназом» — штурмовые роты и батальоны. Туда отбирают самых высоких и физически развитых военнослужащих. Требования — как в подразделениях специального назначения. Такие саперы носят тяжелую броню и самый разнообразный арсенал. Их задача — разрушать преграды на передовой, чтобы обеспечить проход своим войскам. Они могут под огнем противника подобраться к баррикаде, разрушенному зданию, другому перегораживающему проход объекту и уничтожить его. При необходимости могут эффективно «зачистить» здание с террористами. Для этого у них есть всё необходимое, вплоть до штурмового щита со стробоскопом.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Вес этого щита — около 50 кг, так что требования к физической подготовке бойцов вполне объяснимы.

Гвардии младший сержант Илья Кабанов служит на должности санинструктора инженерной штурмовой роты. После школы отслужил по призыву в МЧС. Вернувшись, окончил муромский медицинский колледж. Последние три года служит в инженерной бригаде. При зачислении сразу предложили должность в штурмовой роте. Для этого пришлось сдать серьезные нормативы по физической подготовке и психологические тесты. Все испытания Илья прошел успешно.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

— Меня привлекло в армию то, что здесь хорошие социальные условия, — сказал Илья. — Я участвую в военной ипотеке. Ну и здесь — настоящая мужская работа. Минирование, разминирование, огневая подготовка. Люди платят деньги, чтобы поиграть в страйкбол или пострелять в тире, а я стреляю регулярно, получая за это денежное довольствие. Но главная моя задача — чтобы все мои бойцы были здоровы и в готовы выполнить свою работу.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Бригада одной из первых получает не только инженерную технику, но и стрелковое оружие. Недавно соединение перевооружили на новейшие автоматы АК-12. Они более эргономичны, могут вести огонь очередями по два патрона, удобны в эксплуатации.

«Инженерным спецназом» штурмовой батальон называют не зря. Его военнослужащие работают там, где не пройдет обычный спецназ. И при необходимости сделают всё возможное, чтобы обеспечить проход войск.

Источник